+7 962 285 13 55
редакция
222 742
реклама
counter

«Этот росчерк пера очень нужен»: амурские ученые выступают за увеличение защитных лесов. Убережет ли это от паводков?

30 декабря 2022, 15:16
117
0
Этот росчерк пера очень нужен амурские ученые выступают за увеличение защитных лесов Убережет ли это от паводков

Ученые из лаборатории климатических и углеродных исследований института геологии и природопользования ДВО РАН предлагают увеличить в Амурской области площади защитных лесов. По мнению ученых, это поможет приостановить необратимый процесс таяния вечной мерзлоты и повлияет на ситуацию с паводками.

Свое видение ситуации ученые изложили в научной работе.

По имеющимся данным, в Амурской области лесом покрыто 64 % всей площади региона, и всего 8 % из них – защитные леса. Они относятся к участкам, которые имеют особо ценное значение и в отношении которых устанавливается особый правовой режим использования. Инициатива по изменению их доли может идти от региональных властей.

Площадь защитных лесов в Приамурье в 2022 году зафиксирована на отметке в 2,51 миллиона гектаров. Проблема дефицита таких территорий усугубляется тем, что из 2,5 миллиона только 1,7 миллиона гектаров покрыты лесом. Это 5,6 % от лесного фонда, что примерно в 3 раза уступает аналогичным показателям для Российской Федерации. Остальная часть – это вырубки, гари, дороги, реки, болота и другие нелесные земли. Серьезную угрозу для лесов представляет рост частоты и интенсивности пожаров.

За последние три десятка лет площадь защитных лесов в Амурской области не менялась. Увеличение площади защитных лесов, объясняют ученые, не предполагает новые посадки – речь идет о том, чтобы пересмотреть ширину водоохранных зон, нерестоохранных полос и уделить внимание сохранению земель, скованных мерзлотой.

Например, ширина водоохранных зон, где запрещена рубка лесов, едина для всех рек длиной от 50 километров. Если река имеет длину 50 километров или 3 тысячи километров, ширина водоохранной зоны в любом случае составляет 200 метров для каждого берега. Ученые считают, что в некоторых случаях ширина таких зон должна быть увеличена в разы.

Еще одно предложение – у рек, где исторически нерестились лососевые рыбы, необходимо сделать нерестоохранные полосы: это тоже увеличит площадь лесных насаждений.

Также внимание, по мнению ученых, нужно уделить мерзлоте – она деградирует тем сильнее, чем интенсивнее истребляется лес. Рубки, а также пожары могут еще интенсивнее запустить необратимый процесс таяния мерзлоты.

Принятые меры в свою очередь могут положительно повлиять на ситуацию с паводками – в последние годы в Амурской области она стоит более чем остро.

«Конечно, паводки происходят по причинам, в чистом виде с лесом не связанными – ливневые осадки, искусственное заужение русла реки. Но с другой стороны, один из ключевых факторов скачков уровня воды в реках – это лесистость бассейна реки. Чем больше леса растет в бассейне той или иной реки, тем более сглажены паводки. Лес выступает как губка, на которую падают осадки и потом медленно внутри почвы фильтруются в реку. Если же леса нет, то потоки воды текут по поверхности», – объясняет научный сотрудник института геологии и природопользования ДВО РАН Александр Иванов.

фото: Александр Иванов

Ученые подчеркивают: предложенные меры не означают немедленного решения проблемы, речь идет о работе на опережение, чтобы сдерживать ситуацию с паводками и наводнениями на текущем уровне и не допустить ее перерастания в более катастрофичную. Для этого о дополнительных водоохранных лесах в Амурской области нужно подумать уже сейчас. За счет такого статуса лесов, например, уменьшаются объемы рубок и продлевается существование насаждений в целом.

«Тренды по всему миру одинаковые – на Земле идет уменьшение площадей лесов. Мы предлагаем некоторые площади лесного фонда Амурской области из категории эксплуатационных лесов перевести в категорию защитных. Надо понимать, что все эти действия политические и решаются на уровне управления лесами. Это решается росчерком пера, и мы хотим объяснить, что этот росчерк очень важен и нужен. Конечно, необходимо понимать, если мы даже весь бассейн Амура вернем в его историческую лесистость (сейчас лесистость около 20 %, большая часть лесного покрова уничтожена), даже если мы возьмем волшебную палочку и мгновенно создадим леса там, где их нет – это не может гарантировать полную защиту от паводков, ведь не только облесенность бассейна влияет на ситуацию: и тайфуны, и ГЭС, которые сбрасывают воду, и ливневые осадки. Но леса – это очень мощный буфер, который нивелирует последствия таких событий. И об этом нужно думать всем – тем, кто сажает лес, кто рубит лес и тем, кто лесом управляет. Для последних и предназначено наше сообщение», – заключает Александр Иванов.

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.