counter

Выжившая в авиакатастрофе над Приамурьем рассказала, через что ей пришлось пройти

8 октября, 15:55
674
0

Лариса Савицкая, выжавшая при столкновении самолетов над Амурской областью, дала интервью изданию «Лента.ру». В нем женщина рассказала, через что ей пришлось пройти в 1981 году.

24 августа 1981 года над амурским городом Завитинск столкнулись гражданский самолет Ан-24РВ и бомбардировщик Ту-16К. Происшествие случилось на высоте пяти километров. Из 38 человек на обоих воздушных суднах выжила только 20-летняя Лариса.

Савицкая рассказывает, что выжить ей помогла рассадка пассажиров в самолете.

«Так получилось, что самолет был полупустой, и стюардесса просила всех пересесть вперед, – вспоминает она. – А мы не хотели, потому что в хвосте вибрации меньше. Потом еще сзади нас пассажиры пересели вперед, и мы их места заняли. То есть, получается, еще ближе к хвосту. Я это отчетливо помню, потому что, когда разорвался самолет, кресло, в котором мы сидели первоначально, разломилось и улетело с другим куском, там бы никто не выжил. До столкновения я спала. У меня такая усталость была, я даже не помню, как мы взлетели. При столкновении Ан-24РВ стал разваливаться по частям, обломки были в итоге разбросаны на семь километров».

Лариса Савицкая отмечает, что соображала «туннельно», «дальше какого-то определенного действия мысль не шла».

«Сначала сильно ударилась головой о соседнее кресло, – вспоминает женщина. – После того как меня выкинуло из моего, я сознание потеряла. А когда очнулась, уже лежала в проходе. Потом подумала, что если так упаду, лежа, то мне очень больно будет. Подняла глаза и увидела пустое кресло. Дальше стоп-кадр такой из того фильма (итальянская кинокартина "Чудеса еще случаются", которую ранее смотрела Савицкая; основана на реальных событиях: в 1971 году в джунглях перуанской Амазонии разбился самолет, упав с высоты 3,2 тысячи метров; спасся один человек – Джулиана Кепке; в момент падения самолета героиня фильма вцепилась в поручни кресла – Прим. ред.) как раз: девчонка падала в кресле и держалась за поручни. Она в облаках, и у меня здесь тоже – облака. Еще дождь шел с утра, пасмурная была погода, облачность и все молочное – как в тумане. Я решила, что мне надо сесть в это кресло. Самое интересное, что сначала я это сделала, а потом поняла, что произошло. Как будто что-то подсказывало, вело. Мозг настолько четко на спасение был заточен, что все посторонние мысли уходили. Для меня эти восемь минут падения вечностью казались. Влезла в кресло, вцепилась в него. Ждала землю, чтобы сгруппироваться».

«Про остальных вообще ничего не помню, кроме крика, – продолжает Лариса. – Вой людей, которые понимали, что умрут. Я осознавала только себя. И Вовку (Владимир Савицкий, муж, летевший вместе с ней – Прим. ред.) видела. Я еще во время падения поняла, что он погиб. Ему обломком голову задело и кровь не останавливалась. И по пальцам, по рукам, по костюму кровь... Кресло, в котором я сидела, в итоге сломалось, поэтому в себя пришла полулежа как-то, немного боком. Первым я Вовку увидела, прямо на уровне глаз был. Сидел в кресле и как будто спал. На этом же куске самолета, помимо нас, были мужчина и женщина. Она сидела впереди на втором ряду кресел, головой на груди, так что лица не было видно. И был мужчина, лежал вниз лицом».

Лариса Савицкая вспоминает, что движения давались с трудом: «очень больно было переворачиваться, ходить и дышать», были сломаны ребра. На третий день после авиакатастрофы женщина отправлялась «искать людей»: «мысль такая проскочила, ну раз спасатели не ищут, надо самой».

«Я понимала, что и переломы есть, и ногу свою опухшую видела, но, видимо, все тот же инстинкт самосохранения: нужно было пить, и я шла пить. Нужно было какое-то укрытие от дождя сделать, и я сделала. Думаю, дело в том, что рассчитывать можно было только на себя, и в такой стрессовой ситуации мозг просто игнорировал и страх, и боль», – рассказывает Лариса.

Позже спасатели ей сообщили, что в той местности были медведи.

«Я еще в первую ночь рычание слышала. Но о том, что они действительно напасть могут, как-то не думала. Не до того было. А вот что было реальным, так это комары… Мучение, конечно. Ладно бы просто облепили. Но еще звон такой в ушах стоял. Я сначала не понимала, это сотрясение мозга, или гул, или комары… На второй день дождь пошел, их поубавилось. Потом я сообразила себе на голову пакет надеть, чтобы лицо не облепляли. Чтобы не мерзнуть, я сначала плащ нашла себе какой-то, но он легкий был очень. Костер развести в дождь я тоже не могла. Да и спички у Вовки в кармашке были, я их только на третий день нашла. Как раз перед спасателями. Так что холодно было очень», – вспоминает женщина.

Она отмечает, что слышала вертолеты и подавала им сигналы при помощи найденного красного чехла от кресла. «Они меня видели с чехлом этим, но подумали, что это повариха у геологов развлекается. Там рядом где-то их лагерь был», – отмечает Лариса.

В итоге пассажирку нашли спасатели. «Глаза у них, конечно, округлились, когда они меня увидели. Они еще и выглядели как инопланетяне, в шапочках», – рассказывает Савицкая.

В дальнейшем женщине предстояло длительное лечение.

Ранее сообщалось, что в России идут съемки фильма «Одна», посвященного авиакатастрофе над Амурской областью 1981 года.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.