counter

Рейс 811: что осталось незамеченным на месте крушения двух самолетов в Приамурье

4 августа, 19:37
292
0
Рейс 811 что осталось незамеченным на месте крушения двух самолетов в Приамурье

Катастрофа, которая произошла почти 40 лет назад в небе над Амурской областью, до сих пор напоминает о себе. 24 августа 1981 года самолет Ан-24, выполнявший рейс Комсомольск-на-Амуре – Благовещенск,столкнулся с бомбардировщиком Ту-16. Тогда погибли 37 человек, единственная выжившая – студентка Лариса Савицкая. Историю, о которой в СССР предпочитали не говорить, вспомнили в программе «Простые вопросы» участники экспедиции «Рейс 811» Роман Шабанов и Михаил Машенов. Они исследовали место авиакатастрофы в Бурейском районе. (Ниже полная текстовая версия интервью).

«Мы нашли небольшой фрагмент самолета. Эксперты установили, что это часть того самого Ан-24, который столкнулся с военным истребителем. Возможно, это деталь от крыла. Сейчас по номерам мы устанавливаем, какая именно. А в ближайшее время передадим фрагмент в музей Бурейского района», – рассказали гости программы.

«Но, кому все-таки пришла идея организовать экспедицию к месту крушения и зачем?», – поинтересовался ведущий Александр Чернобаев.

«Два года назад мы были в Бурейском районе, и наш товарищ рассказал нам историю о том, что в этих местах разбился самолет. А 1,5 месяца назад, снова услышав рассказ про крушение, мы решили исследовать местность и найти самолет или то, что от него осталось. Мы отдали дань памяти, и надеемся в следующем году поставить на месте крушения крест или какой-то памятный знак», – поделились Роман Шабанов и Михаил Машенов.

Александр Чернобаев: В эфире программа «Простые вопросы». Сегодня у нас в гостях Машенов Михаил и Шабанов Роман, мы говорим об авиапроисшествии, которое случилось практически 40 лет назад, в 1981 году 24 августа было столкновение Ан-24 военного самолета Ту-16. Тогда в то время вся информация была закрыта об этом авиапроисшествии, но была одна выжившая.

Роман Шабанов: Лариса Савицкая.

Александр Чернобаев: Она жива сейчас еще?

Роман Шабанов: Да, насколько мы знаем, она жива, сейчас в Москве.

Михаил Машенов: Да, сейчас проживает в Москве.

Александр Чернобаев: Как вам пришла идея, туда поехать и что-то искать? Я так понимаю, что было несколько групп людей, которые собрались и пошли. Как вас посетила эта идея?

Роман Шабанов: Два года назад мы были на первом «Амур Тревеле» в Бурейском районе с федерацией мультиспорта «АмурБайк» в походе и доехали до реки Дикан, оттуда вернулись на место начала маршрута в Новобурейск и пока ехали один из наших товарищей Александр Логинов рассказал, что в этих местах где-то разбился самолет, вот эту историю с Ларисой Савицкой мы запомнили. Полтора месяца назад у нас был поход как раз в те места за реки Дикан, Алгон в район Алгонского урочища Храмовой горы, проехали и нам опять тот же человек эту историю напомнил. Мы решили, что нельзя этого уже оставлять, зная, что в следующем году 40 лет со дня трагедии, решили исследовать местность и найти все-таки самолет или то, что от него осталось. Мы проехали велосипедами и прошли пешком, но это только мы так могли сделать, а для того, чтобы поехала большая группа, нужна была техника, Михаила я знаю это наш коллега, тоже турист, он уже начала своих товарищей поднимать.

Александр Чернобаев: То есть Михаил это техническая сторона всего-всего вот этого дела. Вы только шатунист или какой вы? Я имею в виду тех людей, которые по грязи по бездорожью, или нет?

Михаил Машенов: Нет. Я представляю Амурский клуб «УАЗОВОД», мы ездим на отечественных автомобилях УАЗ, Роман ко мне подошел и сказал: «Михаил, там есть для тебя отличный шинный маршрут, который можно покорить» и еще у нас есть цель, то есть не бесцельное скитание по болотам, а конкретная цель. Меня очень это заинтересовало, но знаю, что очень трудный маршрут, я видел фотографии Романа, которые он сделал еще на велосипеде. Я понимал, что маршрут очень тяжелый будет для техники, то есть где можно пройти ногами и перенести велосипед, то с машиной так не получится, где-то придется выстилать дорогу, таскать камни, деревья, мостить дорогу. Мне стало интересно, я стал подключать людей, знакомых, клуб «Шатун», мы все собрались, решили, что оно стоит того и надо туда ехать, а тем более, что впереди 40 лет. Собственно так мы и оказались на машинах.

Александр Чернобаев: Кроме интереса побродить по болотам, был профессиональный интерес?

Михаил Машенов: Всегда и интересно, а так как мы машины готовим сами, своими рами в своих гаражах, то всегда интересно доказать себе и окружающим, что мой автомобиль способен покорить такое бездорожье. Бездорожья у нас получилось 160 километров, поэтому было приятно, когда мы выехали обратно, приехали в город, я поставил машину в гараж и прям хотелось обнять свой автомобиль и сказать: «Ты красавчик! Ты это сделал».

Александр Чернобаев: Кроме того, что ваше хобби езда по бездорожью, кто вы по профессии?

Михаил Машенов: Я парашютист-спасатель, авиационно-космический поиск спасения.

Александр Чернобаев: То есть фактически эта история для вас она…

Михаил Машенов: Как бы часть моей профессии.

Александр Чернобаев: Роман, а вы кто по профессии?

Роман Шабанов: А я просто директор стоматологии.

Александр Чернобаев: То есть абсолютно разные. Для Михаила это связано с его профессиональной деятельностью, то для вас это …

Роман Шабанов: Для меня туризм это жизнь.

Александр Чернобаев: Проверить себя?

Роман Шабанов: Да мне уже и проверять не надо себя, тут интерес уже другой как-то за Родину обидно, что у нас люди не знают родной край, интересно было собрать такую команду разношерстную, большую и сделать…

Александр Чернобаев: Не просто бесцельное путешествие?

Роман Шабанов: Нет, мы вообще бесцельных путешествий не делаем, то есть у нас такой принцип. У нас было прикрытие от охотуправления животного мира с нами прям охрана была вооруженная, нам помогал туристско-информационный центр, минэкономики, представитель Бурейского район, то есть очень большая компания была. Это хорошо и это даст в дальнейшем толчок для развития туризма в Бурейско, в Архаринском районах, так это уже произошло в Зейском районе. Через две недели мы едем в Тындинский район, тоже большая будет поездка, то есть не бесцельно, мы по делу ездим.

Александр Чернобаев: Здесь вы искали место крушения самолета?

Роман Шабанов: Да, отдали дань памяти, в следующем году надеемся поставить крест или какой-то знак, это было бы правильно, а параллельно еще и исследовали местность на возможность прохождения туристическими группами этой всей местности.

Александр Чернобаев: Вообще искать через практически 40 лет последствия авиационного крушения это, как искать иголку в стогу сена.

Роман Шабанов: Да, но иголку мы нашли. Это единственное, что мы нашли и сейчас по номерам мы пробиваем, что это было.

Михаил Машенов: Но уже ясно, что это обломок именно того самолета Ан - 24.

Александр Чернобаев: Именно Ан – 24, не военного?

Михаил Машенов: Нет, не военного, а именно Ан – 24. Это возможно часть крыла, закрылка и сейчас устанавливаю, что за деталь.

Александр Чернобаев: Я так смотрю, что алюминий годам был не подвластен.

Роман Шабанов: Это анодированный алюминий.

Александр Чернобаев: А вот тот номер, о котором вы говорили, сейчас вы по нему устанавливает. На ваш взгляд все-таки это Ан – 24?

Михаил Машенов: Это уже посмотрели специалисты, инженеры, они определили, что это точно Ан – 24, а сейчас они именно пробивают, что это за деталь, потому что есть взаимозаменяемые детали на элементах заднего оперения и крыльев.

Александр Чернобаев: То есть не вопрос принадлежности самолета, а вопрос, что именно за деталь?

Михаил Машенов: Да.

Александр Чернобаев: Более крупных останков самолета не нашли?

Михаил Машенов: К сожалению, не нашли.

Роман Шабанов: Но возможно что-то и есть, но ребята металлисты хорошо работали, прям вывозили.

Александр Чернобаев: Возможно, что там, на металл много, что вывезли?

Михаил Машенов: Возможно, что там еще есть большие куски от самолета, но так как мы проехали около 80 километров на машинах, а потом просто уперлись в такой тупик, что там нам еще дня три надо было бы выстилать дорогу и приняли решение пойти пешком. Мы прошли около 9 километров именно до точки падения и очень много свежих следов медведя, поэтому, глубоко в тайгу мы не полезли в целях безопасности, хоть и у нас был егерь с ружьем, ему по службе полагается, но…

Александр Чернобаев: Испытывать судьбу не захотели.

Михаил Машенов: Да, сами залезли, и подвергать так, сказать опасности медведя, тоже смысла никакого нет.

Роман Шабанов: Просто полтора месяца назад мы уже нарвались на медведя.

Александр Чернобаев: Мишка испугался или встал на защиту?

Роман Шабанов: Он испугался велосипедистов «Амурбайк» и рванул.

Александр Чернобаев: Хорошо, что он не пошел и не стал защищаться.

Роман Шабанов: Видимо, для чего-то мы нужны еще были на этом свете, поэтому он предпочел развернуться и убежать.

Михаил Машенов: Еды сейчас много, как раз то место где мы нашли обломок и где по карте должны быть основные обломки там очень хорошая березовая роща, там большие ягодники, соответственно медведь там. Мы прошли вглубь на 500 метров, углубились в две стороны от дороги, проверили, но глубже не полезли, не стали испытывать судьбу.

Александр Чернобаев: С учетом того, что происшествие было на высоте, то разлет обломков должен быть большой, вообще удача, что хоть что-то нашли.

Роман Шабанов: Да, на удачу, возле дороги лежал.

Михаил Машенов: Я шел впереди с егерем, и под кустом что-то блеснуло, и я увидел кусок самолета, подняли, посмотрели, что точно от самолета, это было понятно по алюминию, а дальше техники определили, что это самолет Ан – 24.

Александр Чернобаев: На следующий год у вас в планах дойти и поставить памятный крест по всем нашим традициям?

Роман Шабанов: Сейчас мы передадим в Бурейский музей обломок, а дальше уже должен быть посыл от администрации района, область как-то должна подключиться, все-таки дань памяти надо отдать.

Александр Чернобаев: Что дальше у вас в планах? Вы развиваете больше туристическое направление или у вас дальше будут знаковые…?

Роман Шабанов: Мы не общество «Мемориал», мы развиваем туризм, но если будут вот такие истории, то естественно мы будем их показывать и освещать. Дальше мы поедем в Тындинский и Селемджинский районы посмотрим на так называемую «царскую дорогу», посмотрим перспективы прохождения по этой дороге до Хабаровского края, где ходят эвенки. Есть элементы «царской дороги» в Архаринском районе, в Бурейском районе, хотим зайти с моря к Храмовой горе, то есть планов громадьё.

Александр Чернобаев: Силы вам в ногах. А вам даже не знаю, пожелать хорошей дороги или все-таки грязной и не проходимой, я не знаю, что вам ближе?

Михаил Машенов: Чтобы техника не подводила.

Александр Чернобаев: Хорошо, что кто-то занялся этим вопросом. Дай бог довести вам дело до финала, поставить памятный крест на том месте с поддержкой администрации, службы лесоохраны и всех остальных. Удачи в ваших делах.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.