counter

«Порой как крысы в банке». Амурчане рассказали, почему ищут работу в пандемию

24 января, 17:55
2588
0

Россияне стали сильнее держаться за работу. Об этом говорят результаты опроса «Социальное самочувствие россиян», подготовленного исследовательским университетом Высшей школы экономики (ВШЭ).

37 % опрошенных считают потерю работы в пандемию своим главным страхом, сообщает «Российская газета». Amur.life собрал истории амурчан, которым выпало в период пандемии задуматься о смене работы или заняться ее поисками.

Елена Александровна, 36 лет, бухгалтер:

- О смене работы я задумалась еще в 2020 году. Работала бухгалтером в медицинском центре, и вот руководитель приводит свою знакомую - ее где-то сократили, вводит новую должность коммерческого директора и меня, по сути, задвигают.

Девушка, которая никогда не была связана с медицинской спецификой - там ведь лекарства, расходные материалы, у медиков особый льготный стаж. Вот этого всего она не знает совершенно, и я к ней должна бегать согласовывать каждый свой шаг. Я выстроила за последние 10 лет всю систему учета в центре, и вот меня на задворки.

Плюс мне понизили премиальные - центр наш приносил хорошую прибыль, и мы с семьей каждое лето ездили на море. Мой доход значительно упал. Поработав пару месяцев, ушла в никуда. Работу искала почти 7 месяцев, перебирая вакансии и подавая резюме. Продавать себя задешево не хотелось. Выбилась из сил, нашла - в госучреждении, в приличном вроде месте. На низшую ставку в отделе, но думаю, вырасту.

Ольга, 30 лет, юрисконсульт:

- Я работала юрисконсультом в одном умирающем с советских времен предприятии. Устроилась, чтобы наработать стаж и вот на 5 лет присиделась. Платили 30 тысяч, муж зарабатывал чуть больше, у него был маленький бизнес с Китаем. Приходит пандемия, границы закрываются, и мы начали жить на мою зарплату. Он уже успел себя попробовать в других сферах, но эта такая поденная работа - сколько набегал, столько получил. В такси подрабатывает иногда.

Я же устроилась в один коллектив, где зарплата повыше. Что там творится! Найти документы - «иди и сама ищи в шкафах», не дай бог опоздать или отпроситься ребенка сводить в поликлинику - это экстраординарное событие. У меня ребенок младший школьник, я его контролирую по телефону. Так, звоню несколько раз в день. Ходит в детскую студию, там идти три квартала. Потом едет домой на автобусе. С логистикой все нормально, но мне важно знать, что он зашел-вышел-домой пришел. В отделе частое (это раз 5 за день) пользоваться телефоном считается преступлением. И вообще, больничные очень не приветствуются, мягко говоря. Думаю, потому что в отделе работают или женщины без детей, или с одним и то взрослым ребенком. Считают, что если мы заболели - значит я так отсиживаюсь дома, а они за меня работают.

Однажды я для экономии времени сложила пачки документов на подоконник, мы готовились к процессу. Не ходить же в архив каждый раз. Начальница при посторонних отчитала меня, что я нарушила эстетику их кабинета, и потребовала немедленно убрать. Демонстративно встала возле моего стола и стояла, пока не унесу. Не говорю о том, что коллега в отделе посоветовала все документы, даже которые передают мне в работу, перепроверять в первоисточнике, потому что в отделе уже не раз были подставы. Все потому, что все идет к сокращению, люди как крысы в банке. Ищу работу снова.

Юрий, 48 лет, бизнесмен в сфере строительства:

- Работаю в бизнесе, у меня была небольшая фирма по грузоперевозкам, брали подряды на отсыпку дорог, площадок и так далее. Мало того что тебе надо найти сотрудников на вахту, которые то пьют, то наркоманят. Нужно еще и укладываться в сметы. А они плавающие. Раз - и порезали.

Сколько случаев было, когда водитель на карьер уехал нормальный, фельдшер все проверил - чистый. А по дороге что-то принял, и вот мне как работодателю шлют бумагу, где указано - «наркотическое опьянение».

Кто тут наши специалисты - многие из деревень, на тракторе немного научился, стену кирпичную класть попробовал - всё, специалист. Увольняешь, они по кругу ходят между нами, работодателями. Перед приемом прозваниваешь знакомых - работал у него или нет такой-то. Сколько раз я машины из кювета поднимал свои, уже не вспомню. Вот такая у нас работа. Пока держусь.

Ирина Сергеевна, 26 лет, экономист:

- Все мои однокурсницы уехали из области, я не хочу. Поработала в одной администрации, уволилась - маленькая зарплата, перспективы роста нет. Начала перебирать вакансии.

У нас в Благовещенске как-то есть понятие - свой-не свой. Как-то пыталась устроиться в одну фирму, меня прямо спросили: «Ты от кого?» Надо быть от кого-то?

Это было в марте прошлого года, когда только наступала эта пандемия. Многие отвечали - поймите, у нас вето на прием новых сотрудников. Или просто не хотели принимать, говорили, чтобы отвязаться. Никогда так не делала, но попросила поискать мне по знакомству. Один важный фонд. Там, не глядя, чтобы не отказывать, видимо, нужному человеку, сказали: как только пандемия закончится, приносите резюме. Фонд расформировали, кстати недавно. Так что и хорошо, что не устроилась.

Сейчас работаю в хорошем офисе, правда, на любом новом месте надо много работать, чтобы заслужить авторитет. Тяжеловато, но я трудяга. Уверена, всё получится. Что посоветую тем, кто недоволен работой? Ищите. Но надо разговаривать с людьми с того предприятия, куда устраиваетесь. И постоянно надо учиться. Все очень быстро меняется.

Между тем в Амурской области рынок вакансий ждет других специалистов. Более 40 тысяч вакансий, по информации Центра занятости Амурской области, заявлено работодателями в сфере строительства, сообщает ТАСС. Пройти переобучение и получить новую специальность можно в амурском Центре опережающей профессиональной подготовки.

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.