+7 962 285 13 55
редакция
222 742
реклама
counter

«Тяжело было, когда пациент с COVID-19 выбил дверь». Откровения врача амурского инфекционного госпиталя

25 июня 2020, 10:20
48
0
 Тяжело было когда пациент с COVID19 выбил дверь Откровения врача амурского инфекционного госпиталя

Они неделями не видят своих детей, сутками находятся в водонепроницаемых «рыцарских латах» и стараются говорить громче, чтобы пациенты услышали слова, сказанные через респиратор. Врачи, медсестры, санитары инфекционных госпиталей области сейчас работают на пределе. И нередко сталкиваются с непониманием, грубостью и даже агрессией со стороны пациентов. О том, как идет борьба за жизнь пациентов с COVID-19, журналисту Amur.life рассказала заведующая инфекционным отделением инфекционного госпиталя Амурской области. Лилия Сергеевна Нициевская.

Мы привыкли к детским голосам

До того момента, как мы столкнулись с коронавирусной инфекцией, наше отделение занималось лечением пациентов с острыми респираторными вирусными инфекциями. У нас лечились дети, подростки, студенты, взрослых было меньше. Мы привыкли к детским голосам, мамам с детьми. И вдруг все изменилось, отделение перепрофилировалось под больных с COVID-19, и наше отделение стало называться инфекционным госпиталем.

Нам было тревожно, когда происходило перепрофилирование, в палаты проводили кислород. Потому что все находились под влиянием телевизионных новостей, когда показывали массовые поступления, панику пациентов, гибель больных.

С момента поступления первого больного COVID-19 мы стали работать по правилам работы с особо опасной инфекцией, с применением средств индивидуальной защиты: защитный костюм, респиратор, панорамные очки, двойные перчатки.

Врачи госпиталя работают по 12 часов и 24 часа, через сутки. В таком же, 12-ти часовом графике работает и весь остальной медперсонал госпиталя: медицинские сестры, санитарки. В грязной зоне работаем по 4-6 часов. Когда ты туда заходишь – нельзя есть, пить, сходить в туалет. В костюмах и респираторах, панорамных очках конечно очень жарко, стараешься говорить внятно, чтобы пациент лучше слышал через твой голос. Пациенты и узнают нас только по голосу. Очки через пару часов начинают запотевать, и ты терпишь. Пробовали разные средства: спиртосодержащие, средства для очков в бассейне – не помогает. Максимум, на 2-3 часа. На выходе из грязной зоны ты весь мокрый, как после сауны – костюм-то водонепроницаемый. Проходишь обработку и выходишь в чистую зону уже с глотком чистого воздуха, как-будто снял с себя рыцарские латы.

От того, как правильно мы защитим себя, зависит и наша жизнь, и дальнейшее лечение пациентов. Это наша обязанность не заболеть. Иначе мы превратимся в пациентов и как специалисты не сможем помочь ни себе, ни людям.

После – перерыв, отдых в чистой зоне. Потом врач принимает новых больных, одновременно несколько скорых могут приехать. Бывали дни, когда до 20 человек с COVID-19 госпиализировали. Был рекорд – одновременно 6 скорых! Может состояние у больного в красной зоне ухудшится. Тогда врач снова идет в эту зону, если уже вышел оттуда. Все данные мы заносим в электронную карту или на бумагу, но ее нельзя выносить из грязной зоны. Поэтому мы фотографируем данные на телефон и пересылаем информацию себе. Телефон оттуда не выносим.

Наш госпиталь рассчитан на 100 пациентов, вскоре развернули новые места в другом корпусе. Благодаря администрации учреждения, нагрузка распределилась равномерно. Каждый день проходят инструктажи, контроль температуры медперсоналу отделения, планерки утром, затем осмотр пациентов, лечебный процесс, оформление документации в электронном виде.

Не все пациенты верят в вирус

В первую очередь мы оказываем психологическую помощь пациентам. Рассказываем, зачем нужны такие меры изоляции. Конечно, наш вид их тоже очень шокирует. Поначалу было очень некомфортно видеть реакцию больных, но ко всему привыкаешь.

Некоторые пациенты агрессивно настроены изначально. Они вымещают на медперсонале свою злость, провоцируют на конфликт, и это конечно расстраивает, ведь правила изоляции при особо опасной инфекции никто не отменял. Пациенты возмущены тем, что они лежат в стационаре, не верят в то, что их анализ положительный, и что у них коронавирусная инфекция. Если на фоне лечения вирус сразу не уходит, люди требуют от нас мгновенных результатов обследования, которые выполняет лаборатория ФБУЗ, Роспотребнадзор. Мы не можем так быстро озвучить данные.

Но не все так себя ведут, есть и доброжелательные пациенты, от общения с которыми и врачу, и пациенту становится душевно тепло. Конечно, такие люди быстро идут на поправку. У нас в больнице вообще хороший коллектив, внимательное отношение к каждому пациенту. Нам небезразлично то, что происходит с пациентом.

Все мы, в первую очередь, люди, поэтому судьба пациента не может не волновать. Тяжело, конечно, но слез и рыданий среди наших сотрудников я еще не видела. Смысла в этом нет. Нужно просто брать и делать. И тогда не придется никого оплакивать.

Я расстраиваюсь от того, что мы приняли пациента, а на следующий день он выдал нам ломку с выбиванием дверей, угрозами расправы и прочее, так как оказался героиновым наркоманом со стажем 30 лет. И конечно, было много проблем с ним, так как мы не наркология, а в заразную зону пригласить лишний раз никого не можем, вот и получается, что ты не только инфекционист, а еще и другой специалист. Есть и курящие пациенты, которые на время лечения не могут отказаться от своей привычки. Администрация учреждения активно помогает решать проблемные вопросы.

Помимо инфекции у человека бывает и другая соматическая патология, которая намного тяжелее. Люди поступают после инфаркта и операций, или с декомпенсированным циррозом. Тогда мы проводим дистанционные консилиумы, и только в крайнем случае уже вызываем другого специалиста.

Наш первый выздоровевший – пациент, который прибыл из другой страны, боялся, что о его выписке узнают, боялся гонений и преследования. Мы успокаивали, говорили, что все обойдется. Его поздравили сотрудники Роспотребнадзора, подарили на память книгу и даже сделали фото. Сейчас те, кто выздоровел, относятся проще, не опасаются осуждений.

Все меня боятся

Сейчас я живу отдельно от семьи – в частном доме. Муж на вахте, ребёнок у мамы. Два раза в неделю привожу им продукты и лекарства, так как никто, кроме меня это не сделает. Вечером быстро передаю пакет, нахожусь в респираторе. Сама запрещаю им ходить по магазинам, гулять по городу. У всех членов семьи есть респираторы и антисептики. Самое «прекрасное» было для нас – дистанционное обучение. Бабушке нашей 74 года, она не компьютерная бабушка, а ребёнок некоторых моментах не в состоянии был обучаться сам. А меня рядом нет. Но всех детей пощадили, закончилось все неплохо.

Родственники из других регионов тоже не приезжают как раньше, соскучились уже друг по другу очень. Все меня боятся, но это и правильно, хотя мы работаем в средствах индивидуальной защиты и проходим обследование регулярно. Один раз в неделю сдаем мазки на вирус, недавно сдавали кровь ИФА на коронавирус.

Вообще, все сотрудники инфекционного госпиталя заранее продумали свое проживание изолированно от членов семьи. Кто-то из моих коллег живёт на даче, кто-то снимает жилье. Все, кто не смогли изолироваться, проживают в гостинице Зея.

Очень хотелось бы, чтобы нас уважали. Сейчас наша профессия оказалась наиболее актуальной и востребованной. Я думаю, мы идем правильным путем. Что касается выплат медикам, нас не обидели. Все перечислили.

Тяжело бывает наплывами, но ко всему привыкаешь. Я думаю, сейчас ещё тяжелее медработникам в Благовещенской городской больнице. Там большой наплыв пациентов с пневмониями.

Сейчас очень важно медработникам всех учреждений быть в защитных средствах. Мы, как раз, сейчас защищённые, в отличие от других специалистов. Но ЛОРы и окулисты тоже рискуют, ведь они не в защитных костюмах работают.

Хочу сказать, что людям с любыми симптомами COVID-19 – не нужно ходить в поликлинику, не надо заражать других. Вызывайте врача на дом.

Подумайте, вокруг нас есть и беременные, и дети, и инвалиды, и люди с другими серьёзными заболеваниями. Всем людям, у кого есть родственники старше 65 лет, нужно помогать доставлять продукты, лекарства, чтобы они как можно реже выходили в места скоплений людей. Если есть возможность, ходите пешком, не используйте общественный транспорт. Избежать рисков проще, чем потом преодолевать ненужные никому трудности.

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.