+7 962 285 13 55
редакция
222 742
реклама
counter

Мария Полоз: Пусть все комментаторы закроют свои хлеборезки!

24 июля 2018, 16:44
974
0
Мария Полоз Пусть все комментаторы закроют свои хлеборезки

На Амур.life откровения девушки, пострадавшей в ночном клубе

Обычный поход в ночной клуб обернулся для 29-летней Марии Полоз трагедией, когда девушка, упав с лестницы, получила серьёзную травму головы. Теперь ее парня обвиняют в том, что он намеренно столкнул девушку с лестницы. После комы Мария изменилась не только внешне, но и внутренне. Как разделилась ее жизнь на «до» и «после» и почему с ней теперь не общается родная мать, Мария Полоз поделилась с Амур.life.

За три года до…

– Со своим молодым человеком Виталием я познакомилась три года назад, – начала свой рассказ Мария. – Мы были участниками одной из автомобильных групп в WhatsApp. Сначала завязалась переписка, потом решили встретиться. Так и влюбились друг в друга. Помню первое впечатление о нём: Виталий мне показался безумно красивым. Я его себе таким и представляла: высоким и голубоглазым. Мы недолго встречались, почти сразу же съехались. Оба работали: я была парикмахером в одном из городских салонов красоты, а он занимался бизнесом. Вместе с нами жил и мой сын от первого брака – Женя. С Виталей они нашли общий язык, сын считал его папой (улыбается).

Не осталось в памяти

В сентябре прошлого года с Виталей и друзьями мы пошли в кафе. Я выпила и захотела в ночной клуб. Там, как всегда, оказалось много молодых девушек, ну меня и понесло… Виталя поводов не давал, но под действием алкоголя всё равно начала ревновать. Я засобиралась домой и попыталась его увести из ночного клуба. Виталя моей выходки не понял, сказав: «Ты же сама хотела в клуб!», а я начала его бить кулаками.

В итоге мы оказались на той самой лестнице, где всё и произошло. Я не могла успокоиться и продолжала бить Виталю, начала пинать ногами в спину.

О том, что он может ударить в ответ, даже не думала. Виталя бы никогда не поднял руку на меня. В этом я была уверена. Более того, в то я занималась в тренажёрном зале и была не слабой дамой. Вполне смогла бы дать сдачи (смеётся). Хотя, если на месте Витали был бы другой мужчина, он, скорее всего, терпеть бы не стал и ударил бы меня в ответ, вот и всё.

Сейчас я считаю, что тогда меня просто бог наказал за такое поведение. Чтобы не вела себя больше по-идиотски. Пока я кидалась на него, Виталя пытался меня успокоить. Он приобнял меня сзади и хотел повести за собой, но я спьяну запуталась в собственных ногах и упала с лестницы, ударившись головой об стену.

Сам момент падения не помню. Это я уже посмотрела на видео с камер видеонаблюдения ночного клуба. Изначально может показаться, что Виталя меня толкнул, но если сделать раскадровку, то видно, что толчка с его стороны не было. Я упала сама.

Жизнь после комы

Видео момента происшествия я посмотрела, выписавшись из больницы. После падения с лестницы я пробыла в коме две недели. Когда очнулась, была в шоке от того, что со мной произошло! Об этом мне рассказали врачи и родственники. Увидев себя в зеркале, пришла в ещё больший ужас: на голове не было моих длинных волос, а на лбу – вмятина. Как оказалось, мне удалили часть кости.

Больше всего меня бесит, что в СМИ пишут, якобы мне удалили часть мозга. Это не так! Только кость убрали. Если бы вырезали кусок мозга, то у меня что-нибудь перестало функционировать в организме. А у меня все органы и части тела в порядке. Про мозг – это бредятина полнейшая, как и то, что с лестницы меня толкнул мой молодой человек! А комментаторы некоторые пишут, что Виталя сейчас со мной, чтобы избежать уголовного наказания. Полная ерунда! Они бы свои хлеборезки закрыли!

После операции я прошла курс реабилитации. Мне делали массажи, иглоукалывание. Были беседы с психологом и занятия физкультурой. Кстати, я и сейчас делаю элементарные упражнения дома, чтобы поддерживать тело в форме. В ближайшее время планирую вернуться к тренировкам в спортзале. Разрешение врачей уже получила.

Семейный раскол

После лечения мама и Виталя забрали меня домой, в квартиру, которую я снимала до трагедии. Мать присматривала за мной дома, а Виталя в это время зарабатывал деньги, которые уходили на моё лечение. То, что после больницы я не могла сама себя обслуживать и у меня интеллект был на уровне маленького ребёнка, – это всё неправда! Вы же сами видите, я нормально хожу и разговариваю.

Когда восстанавливалась дома, мама заставляла пылесосить и готовить. Я всё могла делать сама. Руки-ноги – всё работает. У меня вторая, рабочая группа инвалидности. Единственное, иногда в левой части тела чувствую слабость. Слухи о моей недееспособности распустила мать. Зачем она это делала, до сих пор не понимаю! Мама пыталась оформить документы по опеке над моим сыном, пыталась ограничить меня в родительских правах. Якобы потому, что я не смогу ухаживать за Женей.

Следующий её шаг – забрать у меня телефон и не выпускать из дома. Уходя, мама закрывала дверь на ключ. Она хотела, чтобы я не общалась со своими друзьями, потому что, по её мнению, они на меня плохо влияют: заставляют пить и курить. Против Витали мама тоже пыталась меня настроить, говоря, что он изменяет мне с моими же подругами. Я ругалась с матерью на этой почве. С друзьями общалась только через окно. На балкон второго этажа они закидывали мне сигареты, потому что очень хотелось курить, а мама это запрещала делать.

Позже мать начала предъявлять претензии к Витале, что он недостаточно зарабатывает, и требовала от него по 235 тысяч в месяц. Почему именно такую сумму – непонятно, ведь моё лечение не стоило таких денег. Тем более я продала свою машину после трагедии, и двести тысяч у нас были. Вообще, неизвестно зачем она собирала через СМИ деньги мне на операцию по установке пластины, вместо удалённой кости. Ведь мне подобное лечение предоставляется по квоте. Недавно мне установили титановую сетку, чтобы выровнять череп. Даже после этого мать мне говорила: «Ты дура? У тебя как была в голове дырка, так и осталась!»

Мама настаивала на том, чтобы переквалифицировать статью, по которой судили Виталия. Изначально статью смягчили с «Умышленного причинения тяжкого вреда здоровью» до «Причинения тяжкого вреда по неосторожности». По первой статье Витале грозило лишение свободы сроком до восьми лет, по второй – сроком до полугода. Разбирательства до сих пор ведутся, дело вернули на доследование в прокуратуру.

Палата № 6

Продолжить лечение в психиатрической больнице в Усть-Ивановке меня уговорила мама. Аргументировала это тем, что так я смогу подтвердить свою дееспособность и сама буду воспитывать сына. Сейчас мне кажется, что она, наоборот, хотела, чтобы врачи психбольницы признали меня недееспособной. Я, как лохушка, повелась на её уговоры и добровольно поехала в психбольницу. Там пробыла три недели. Врачи, когда проводили обследование, не понимали: «Нормальная девка, что она тут делает вообще?!»

Мою вменяемость врачи проверяли при помощи различных тестов. Кололи лекарства для сосудов: за препаратами я тщательно следила и была уверена в том, что мне всё вводят правильно. В процедурном кабинете были на виду препараты, которые мне прописали. Несколько раз меня возили в Благовещенск на компьютерную томографию, чтобы подготовить к предстоящей операции по установке титановой сетки.

В свободное от процедур время я читала книжки, общалась с другими пациентами. Таких, чтобы сильно невменяемых людей, там не было. Все лежали в общих палатах, никто не был изолирован. Были моменты, когда одна девушка начинала резко швырять вещи и биться головой об пол. Среди пациентов были и те, кто попал сюда за поножовщину. Тем не менее могу сказать, что они были вполне адекватны. Общалась с ними я нормально, даже стреляла у них сигареты в обмен на сладости, которые у меня были.

Врачи относились к пациентам хорошо. Нас шесть раз в день выводили покурить на улицу (улыбается). А что там ещё делать? Телефоны у нас забрали. Звонить давали только по пятницам. Приезжать родственникам тоже нельзя. Правда, Витале один раз удалось пробраться ко мне.

Возвращение домой

Из психушки меня забрала мама и привезла домой. Оказалось, что из квартиры она выгнала Виталю, а договор аренды переписала на себя. Она по-прежнему забирала у меня телефон и ключи и закрывала на замок. Поэтому сообщить Витале, что меня выписали, я не могла. Помню, что я безумно хотела курить, и мне необходимо было общение.

Мама продолжала обвинять во всём Виталю, а я его защищала. Хотите – верьте, хотите – нет, но я не считаю его виноватым и безумно люблю этого человека. Прямо с ума схожу от того, как я его люблю.

Из-за любви к Витале я тогда и решилась на побег из дома (улыбается). Накануне вечером мать водила меня в одну из религиозных организаций города, чтобы я познакомилась с новыми людьми и завела себе друзей.

Когда на следующий день она пошла отводить сына в садик, я открыла дверь изнутри и побежала к соседке. Оттуда уже позвонила Витале и попросила его забрать меня.

Начать сначала

Новое жильё с Виталей мы нашли не сразу. Первое время скитались по друзьям. Они, кстати, от меня не отвернулись. В итоге нам удалось снять квартиру. Но устроиться на работу я не могла, ведь документы все остались у матери. Частично восстановить некоторые документы удалось, что-то пришлось забирать у неё из дома. Все мои вещи она выставила в подъезд, и забирать их пришлось оттуда.

Рабочие инструменты мои так и не отдала. Машинку, ножницы, расчески мне собирали всем миром, чтобы я могла принимать клиентов на дому, чем сейчас и занимаюсь. Зарабатываю я совсем немного, всё на себе сейчас вывозит Виталя. Он оплачивает жильё и кормит нас с сыном. Две недели назад Женю вернула моя мать, сославшись на то, что у неё из-за работы нет времени ухаживать за ребёнком.

Сын был рад вернуться к нам. Виталя считает его своим ребёнком, а Женя в свою очередь называет его папой. А недавно мы отметили Женин день рождения. Они оба мне постоянно говорят, что я у них самая красивая, даже несмотря на то, что у меня теперь на голове ежик вместо длинных волос (улыбается).

С мамой и сестрой я не общаюсь до сих пор. В планах у нас продолжать жить вместе с Виталей и сыном. Я хочу устроиться на работу. Поженимся мы с Виталием или нет, это уже зависит от него (смеётся). Но я знаю точно одно: в тот ночной клуб я больше никогда не пойду. Не смогу морально. И с алкоголем решила завязать. Окончательно.

Я сейчас абсолютно не стесняюсь того, как выгляжу. Так же, как и до случившегося, люблю красиво одеваться. Парик специально не ношу, пусть все привыкают к моему новому образу. Я себя чувствую уверенно.

При использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт AMUR.LIFE обязательна.

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.