+7 962 285 13 55
редакция
222 742
реклама
counter

«Я не мог сдержать слез»: молодые благовещенцы, побывавшие на СВО, рассказали, как их судьбы связал военкомат

8 мая, 19:38
2613
1
Я не мог сдержать слез молодые благовещенцы побывавшие на СВО рассказали как их судьбы связал военкомат

В преддверии 9 Мая Amur.life побеседовал с амурчанами, которые познакомились практически на поле боя и стали ветеранами боевых действий, когда им обоим едва перевалило за 20. Как оказались в зоне СВО, где нашли себя в мирной жизни и почему мужчины тоже плачут, – об этом в материале.

Максим Докин и Данил Залозный – боевые товарищи. Одному 24 года, другому – 23. Их судьбы однажды связал областной военный комиссариат – встретились там на заключении договора на службу по контракту. Молодые люди познакомились, стоя в очереди.

«Это было так забавно на самом деле. Передо мной стоит Данил. Из заднего кармана брюк торчит паспорт, и, когда ему сказали его показать, он потерял его из поля зрения. Я стою смеюсь. Как-то неуклюже это было. Конечно, я ему сказал, что он убрал его в сумку. Видимо, сильно волновался. Но то, что он станет для меня настолько важным человеком, я и подумать не мог», – рассказывает Максим.

Парни служили по контракту в одной из амурских частей, и за полгода до окончания контракта их отправили на СВО. Говорят, до последнего думали, что над ними шутят. Но, когда всех погрузили в эшелоны со снаряжением, поняли, что едут на границу. Друзей определили в минометную артиллерию.

«Мы экипировались, вооружились и сели в «Уралы». Не было страха в этот момент, атмосфера внутри настолько теплая была, что и словами не описать. Пока ехали, пели песни Виктора Цоя, Полины Гагариной. Это как-то поднимало боевой дух», – делится Данил.

Доехав до границы, молодые бойцы впервые услышали звуки стрельбы и грохот. Тогда на смену смятению пришли страх и паника. По словам ребят, именно тогда появилось полное осознание, где они находятся.

«Мы проверили участок, окопались. Слышим команду командира: «Три машины. Огонь на поражение!». Вот тогда я думал, что у меня остановится сердце. Лежу снаряженный. В этот момент осознал, как сильно я люблю свою жизнь и родителей, которые мне ее подарили», – комментирует Максим.

Из слов ребят ясно: мама и папа – главные люди в их судьбе. Родители поддерживали парней добрым словом, старались не показывать слез, но иногда сдержать эмоций не получалось.

«Пока связь еще была, я записывал родителям голосовые. Я говорил им, как я их люблю и как благодарен им за все. А потом, когда заняли позиции, всегда занимал очередь и звонил по стационарному телефону. Разговор длился ровно 3 минуты, а дальше - следующие по очереди. Родители плакали вдвоем в трубку, тогда и я не мог сдержать слез», – делится Максим.

Парни рассказывают: кто-то из товарищей не звонил домой принципиально, потому что морально сложно поддерживать диалог. Тогда они просили других бойцов позвонить родным и передать одно главное слово: «Живой!».

Сам Данил в мае 2022 года получил тяжелое ранение в шею.

«Вдалеке слышу звук дрона и убегаю. Мне не хватило всего 5 метров, чтобы убежать. Я чувствую, что мне сильно ударило в грудь, провожу рукой по ней и вижу кровь. В шею влетел снаряд, и осколок пролетел до груди. Я ползу, хочу кричать, а голос хрипит, и мне больно. Переворачиваюсь на спину и смотрю в небо. Потом врачи сказали, что еще бы полмиллиметра до артерии и могли бы не спасти», – вспоминает Данил.

О ранении друга Максим узнал только спустя какое-то время. Парни говорят, после этого случая ценность их дружбы возросла в разы.

«Говорят, что мужчины не плачут, но я плакал, когда узнал о ранении Данила. Я очень сильно за него переживал», – признается Максим.

Друзья рассказывают, когда их контракты закончились, были мысли подписать следующий. Парни считают, что привыкнуть можно ко всему.

«Мы засыпали под взрывы и просыпались под них же. Но я ни о чем не жалею. Это мой путь, и я отдал какую-то его часть служению Родине. Наши парни – молодцы. Я смотрел на них и понимал, раз они здесь, значит, и я должен тут быть. Я понимал, раз они идут в бой, значит, и я могу», – рассказывает Максим.

По словам Максима, служить ему и другим бойцам помогал не только боевой дух, но и вера.

«На СВО даже неверующие становятся верующими. Познакомились там с пацаном, а он атеист. Когда рядом с нами в 10 метрах упал снаряд, что аж блиндаж затрясся, он начал читать молитвы», – рассказывает Максим.

Парни уехали домой, когда закончился контракт. Данил Залозный получил удостоверение ветерана боевых действий, был награжден медалью Жукова, Максим Докин также получил статус ветерана боевых действий.

«В жизни я и подумать не мог, что в 22 года стану ветераном», – признается Максим.

«Первые полгода постоянно снилось, что я там. Снилось, как меня убивают, или я убиваю. Когда просыпался, чувства отвратительные испытывал», – делится Данил.

Сейчас Максим Докин служит младшим сержантом патрульно-постовой службы в полиции в линейном отделении. Данил Залозный учится в БГПУ на историко-филологическом факультете. В мирной жизни парни не теряют связь и берегут дружбу.

«Однажды нас связал военкомат. С тех пор мы шагаем по жизни вместе», – заключают Данил и Максим.

Автор: Юлия Чудинова

При использовании материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт AMUR.LIFE обязательна.

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Семен Семеныч
Семен Семеныч
9 мая, 11:13
Мальчишки!...
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.