counter

«Повторение наводнений, как в 2013 году, не исключено». Климатолог Александр Чернокульский в интервью Amur.life рассказал, чего ждать амурчанам

9 августа, 13:45
1543
1
Повторение наводнений как в 2013 году не исключено Климатолог Александр Чернокульский в интервью Amurlife рассказал чего ждать амурчанам
Фото: www.facebook.com/alexander.chernokulsky

Климатологи фиксируют изменения климата на Дальнем Востоке, в том числе и в Амурской области. В частности, наметилась тенденция, когда дождливые дни группируются между собой, а обложные дожди все чаще сменяются ливневыми. Также специалисты прогнозируют усиление летних дождей на юге Дальнего Востока. Об этом Amur.life рассказал старший научный сотрудник Института физики атмосферы Российской академии наук Александр Чернокульский. В интервью он поделился своими наблюдениями, а также ответил на вопросы: могут ли водохранилища ГЭС в Приамурье влиять на климат; что происходит с климатом в последние годы и нужно ли регионам как-то адаптироваться к этим изменениям.

– Вы следите за ситуацией в Приамурье? У нас случилось очередное наводнение.

– Конкретно за вами я не слежу, стараюсь анализировать тенденцию по всей стране. Я все-таки не метеоролог, я климатолог, меня интересует, как тенденции меняются, что ждет в будущем и так далее.

– У нас в области наводнения происходят в последнее время довольно часто. Многие связывают это с изменениями климата. Правильно или неправильно так считать?

– По поводу наводнений: тут важно понимать, что именно затапливает. Если дома, которые стоят на пойме – это понятно. Пойма – это часть реки, которая раз во сколько-то лет затапливается. Низкая пойма, например, – раз в 10 лет, высокая – раз в 100. Ведь пойма – это приречная часть. Просто люди стали селиться там, где не надо селиться.

Фото: amurobl.ru

События 2013 года мы, конечно, исследовали отдельно. Тогда на ситуацию повлиял и достаточно долго живущий блокирующий антициклон над Тихим океаном, который буквально не пускал циклоны дальше на восток, и они прямо зависали над Приамурьем, и лили дожди.

Что касается дождей, какую тенденцию мы видим. Мы видим достаточно слабое изменение общей суммы осадков, но внутри месяца мы видим сильную перегруппировку дней с дождями и без. Представьте, что у вас за месяц 10 дней с дождями. Раньше они были распределены плюс-минус равномерно – два дня без дождей, день с дождями. А сейчас группируются друг с другом. У вас может быть 20 дней без дождей и 10 с дождями. И эти процессы несут риски. 20 дней без дождей – риск засухи, а если 10 дней подряд идут дожди – это риск наводнения. В этом смысле дожди меняются в худшую сторону, это мы видим по данным наблюдений за последние 50-60 лет.

Фото: Amur.life

Плюс мы видим, что меняется характер осадков. Дожди идут больше ливневые, особенно на юге Сибири и Дальнего Востока. И этот процесс более сильный, чем на европейской территории. Если в 60-70-х годах большая часть осадков выпадала в виде обложных дождей – это такие монотонные дожди, то в 80-х годах все поменялось местами. И сейчас больше ливневых дождей. На юге Дальнего Востока порядка 60 % осадков выпадает в виде ливней. Кончено, нужно спрашивать у гидрологов, как это влияет на сток. Но понятно, что это сразу дает большое количество воды.

Кроме этого, мы ожидаем в 21 веке продолжение усиления муссонной активности – то есть летом будут заходить циклоны, влага с Тихого океана будет все дальше и все интенсивнее. Мы ожидаем усиления летних дождей на юге Дальнего Востока. Потому что суша греется чуть быстрее, чем океан из-за изменений климата, и этот контраст – холодный океан и теплая суша, а зимой наоборот – эта разница станет чуть заметнее и это мы ожидаем усиления муссонной активности. И повторение таких событий, как 2013 году, не исключено.

– Можно считать эти изменения признаком изменения климата?

– Да, мы видим эти изменения, и можно считать, что это признак изменения климата. Чем теплее воздух, тем больше влаги он может содержать. Воздух насыщается влагой, и абсолютная влажность растет, то есть воды в граммах в воздухе содержится все больше.

Есть еще относительная влажность, она измеряется в процентах. Например, влажность 50 % – что это такое? 100 % – это максимально возможное влагосодержание при данной температуре, а 50 % – это половина. И если с абсолютной влажностью температура связана положительно (выше температура – выше абсолютная влажность), то с относительной влажностью – отрицательно (выше температура – ниже относительная влажность). Чаще стало происходить так, что относительная влажность не достигает 100 %, при этом абсолютная влажность растет, у вас теплый воздух, который может больше влаги содержать, у вас океан под боком, все время идет испарение и он добавляет эту влагу. Но насыщения влажность все никак не достигает. Вот и удлиняются такие периоды без дождей. В какой-то момент все же происходит насыщение, и вся накопившаяся влага (а накопилось много!) выливается. Отсюда и усиление единичных дождей – мы это также видим по наблюдениям, что всё больший вклад в общую сумму осадков вносят единичные ливни.

– У нас многие считают, что влияние на климат оказывают водохранилища ГЭС на территории области, у нас есть большие водные пространства. Насколько правильно такое мнение? И еще, как говорится, старожилы не припомнят, говорят, раньше климат был другим.

– Это вообще особенность старожилов – они никогда ничего не помнят (смеется). Я как ученый оперирую данными наблюдений. Конечно, ГЭС на локальном уровне влияют на местный климат, это источники влаги. Представьте, что у вас была бы степь с небольшим количеством влаги, и вся влага приходила с океана, либо у вас под боком – большая водная гладь, которая постоянно может давать влагу. Конечно, это очевидно, что на локальном, региональном уровне ГЭС могут менять климат.

Фото: РусГидро

– После того как наводнения у нас зачастили, звучали предложения провести в Амурской области форум климатологов.

– Я не уверен, что форум – это то, что нужно. Насколько я знаю, все регионы к следующему году обязаны прислать свои планы адаптации к изменению климата. В этом году такие планы должны представить министерства, а в следующем году – регионы. И, конечно, в этом смысле нужно не форум проводить, а, например, заказывать работу, делать госзадание местному ЦГМС, чтобы просчитали риски и изменения, связанные с изменением климата. Что изменится в режиме осадков, в температурном режиме, в режиме засушливости и прочее. По многим регионам такие расчеты уже есть.

– Получается, амурские главы правы, когда говорят, что проблема климата в Приамурье назрела и даже перезрела?

– Конечно, она существует, эта проблема, про нее уже десятки лет говорят! Но что говорить, надо уже что-то делать! Надо адаптироваться к этим изменениям, а не говорить.

– Вы как-то сравнили климат и погоду с собакой, которую выгуливают на поводке. Климат – как человек, который движется по своей тропинке, а собака – погода – может метаться из стороны в сторону. По-вашему, как сейчас изменилось поведение и человека, и собаки?

– Да, образ это не мой, но хороший. Собаку особо не заносит! Погода подтянулась к изменившимся средним параметрам, и вокруг нового среднего стала плясать собака. Но вообще это сложный вопрос! Изменения идут. Много чего изменилось, а много чего и не изменилось. Например, температура меняется, в нашей стране она на 1 градус выросла за последние 50 лет.

– В Амурской области, на Дальнем Востоке тоже стало более жарко? А зимой более холодно?

– Более холодно зимой у вас не стало, в основном температура подросла. Основные изменения заметны в северной части страны, например, в Арктике. Но на юге тоже теплеет.

– Как вы можете оценить привлекательность Приамурья в плане климата?

– Конечно, где человек привык, там и живет. А так-то континентальный климат достаточно суровый у вас – большой перепад температуры от лета к зиме. Но в целом изменение климата будет приводить к тому, что этот перепад немножко уменьшится. У вас зима станет более мягкой.

– А когда это произойдет?

– Это постепенный процесс. Не то что вы проснетесь, а это произошло. Нет, это уже происходит.

Фото: www.facebook.com/alexander.chernokulsky

Александр Чернокульский – старший научный сотрудник Лаборатории теории климата Института физики атмосферы им. А. М. Обухова РАН. Ученый секратерь Научного Совета РАН по проблемам климата Земли. Окончил географический факультет МГУ по специальности «гидрометеоролог». Кандидат физико-математических наук. Автор научных статей об изменениях климата и опасных погодных явлениях. Лауреат премии РАН для молодых ученых, лауреат премии правительства Москвы для молодых ученых.

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
nerro
nerro
2 июля, 20:32
хорошее интервью
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.