+7 962 285 13 55
редакция
222 742
реклама
counter

Археолог Андрей Черкасов: «Албазинский острог будет собирать тысячи людей при трех условиях»

6 октября, 09:14
368
0

В 35 километрах от Благовещенска по Новотроицкому шоссе строится копия Албазинского острога. Уже в 2023 году он должен стать точкой притяжения туристов и одним из главных мест проведения исторических и культурных праздников. Что нужно сделать, чтобы острог привлекал тысячи посетителей, об этом Amur.life рассказал научный консультант группы компаний «Петропавловск» и руководитель Албазинской археологической экспедиции Андрей Черкасов.

Первое правило - историческая правда

Турист сегодня очень взыскателен - очень многие люди, особенно в Амурской области благодаря многочисленным публикациям в СМИ, экскурсиям в само Албазино довольно осведомлены об Албазинском остроге, каким он был, что там было. В Амурском краеведческом музее есть отдельный прекрасный зал, в котором есть макет острога, подлинные вещи албазинцев, найденные нами в ходе раскопок. И вообще, когда приходишь в какое-то место, связанное с историей, всегда хочется протянуть руку в прошлое, сквозь века. И многие спрашивают: «А это настоящее? А это так же, как было тогда?».

Мы стараемся соблюдать историческую правду, даже в самых мелких деталях. Уже на самом входе в малый острог вы увидите расположенный над воротами Спас Нерукотворный. Его существование там в свое время доказал амурский историк Владимир Трухин, башня называлась Спасской. В средневековье была такая традиция посвящать одну из башен крепости образу Спаса Нерукотворного, поэтому и в московском Кремле, и в якутском остроге есть подобные Спасские башни. Если надо будет, освятим ее.

Если пройти насквозь по всему периметру, вас встретит баннер с визуализацией проекта. На нем изображены все объекты композиции. Также хотим сделать макет раскопа, чтобы люди видели, как работают археологи. Внутри будут музейные площадки, музейная экспозиция - все макеты, потому что это все-таки не музей с уровнем охраны предметов на госучете. Нужную атмосферу поможет создать мультимедийное оборудование.

Сейчас строится вторая очередь острога, возведены «Съезжая изба» и одна из трех угловых башен. На территории уже готова приказная изба, достраивают три угловые башни, дом воеводы и въездную башню. С одной стороны острога уже готов пятиметровый тын — этой стеной, защищавшей острог от врагов, будут обнесены все сооружения. Когда закончатся работы внутри острога, периметр закроют тыном полностью, а вдоль него выроют глубокие рвы, как это было в Албазино. Такова была историческая правда всех фортификационных сооружений - от западных замков до восточных острогов.

Даже современные требования цивилизации - электричество для точечной подсветки туристического объекта, канализацию, электроотопление, систему пожаротушения прокладывали так, чтобы эта инфраструктура никак не нарушала историческую атмосферу. Мы «отбивали» у инспекторов все возможные «свободы». Кстати, именно из-за требований пожарной безопасности ворота в остроге больше, чем были в оригинале. И, кстати, вся масштабная деревянная конструкция будет пропитана специальными огнезащитными средствами.

В остроге мы также, естественно, установили современные стеклянные окна. В средние века это были просто щели, либо слюда. Ее мы много находим при раскопках острога. Но такие окна не позволят проникать нужному количеству света.

Правило второе - даже копия Альбазинского острога должна «дышать»

Сегодня историческую правду в «умных» музеях создают не только экспозиции под стеклом или даже аудиогиды, мультимедиа. Обязательно должны быть копии предметов того периода, которые можно трогать, ощутить их тяжесть, попробовать ими поуправлять.

В остроге будет запах сена, пороха, хлеба, наконец. Как пахнет албазинский хлеб? Мы над этим подумаем, есть даже мысли разработать рецепт и организовать продажу на месте. Кстати, когда в Албазинском остроге в 1687 году было «Великое сидение» и осталось из 800 человек 100, маньчжуры прислали донесение, «давайте пришлем вам в помощь лекарей». Это была как раз Пасха, и наши показали гордость, они отказались, сказав, что все здоровы, но в ответ испекли огромный пудовый пирог - 16 килограммов(!), и отправили его во вражеский лагерь.

Кстати, с Дальнего Востока пошло «Где раз поднят русский флаг, там он уже спускаться не должен». Такова была резолюция императора Николая I на сообщение, что морской офицер Невельской вопреки предписанию основал в устье Амура Николаевский пост. А в XVII веке под Албазинской иконой в битве за Амур были сказаны обессмертившие себя в отечественной истории слова: «Русские не сдаются» и «Русские своих не бросают». В ту эпоху первая фраза звучала как «Мы, русские, своих крепостей сдавать не привыкши», а вторая «Един за единого, голова в голову, а назад де без указу нейдем».

В первом случае командир сибирских казаков – немец Альфред фон Бейтон, в крещении Афанасий Бейтон, ответил китайским парламентерам на предложение сложить оружие и беспрепятственно уйти из острога. А во втором, когда сил удерживать крепость уже не оказалось, больной Бейтон спросил казаков: как они поступят. Уйдут и бросят на растерзание врагу своих раненных собратьев по оружию и местных жителей? Или будут сражаться до конца и примут смерть рядом со своими соотечественниками? Ответ сибиряков оказался однозначным и стал негласным символом российского народа на все времена.

В нашем проекте отсутствует один из элементов Албазинского острога — на его территории была Воскресенская церковь. По этому факту шли споры, но краевед Владимир Трухин доказал, что церковь там все-таки была. Более того, мы нашли при раскопках ее фундамент, правда, пока достоверно не определено, относится сооружение к 19-му или к 17-му веку. Но если бы мы оставили церковь, осталось бы совсем мало места для проведения мероприятий, а мы планируем проводить там фестивали, концерты, ярмарки.

Но мы вышли из положения, о церкви будет напоминать колокольный звон с колокольни восьмигранной башни, ее будет венчать купол с крестом, и это новый интересный раздел исследований. Колокола были на церкви на и колокольне проезжей башни, они звонили к службе или били в набат. Иеромонах Гермоген их заказывал, я изучил всю литературу, но там упоминание - трехпудовые колокола и всё.

В острог надо колоколов 7-8, у нас пока 4.Существует несколько мастерских - на Урале, в Москве. Мы в Москве заказывали, они уже отлиты. Я подбирал звуковую гамму - зазванные, набатные колокола. Мы хотим играть полноценный колокольный звон. Звонаря надо готовить, я знаю что в Благовещенской епархии есть такой специалист, но сможет ли он присутствовать на наших мероприятиях? Поэтому мы предусмотрели обучение для выделенного человека. У Римского-Корсакова, кстати, есть произведения для колоколов. Я проводил целую экспертизу, оказывается, есть свои «перезвоны» и если какой-то композитор найдется и напишет албазинский, это будет потрясающе!

Набатного колокола у нас пока нет - он очень дорогой. Но нужный. Например, у нас мероприятие - реконструкция обороны Албазина. Приходят зрители. Начинается набат, на стены выбегают албазинцы, на них нападают маньчжуры с пищалями.

Правило третье - постоянная «движуха»

Я бы хотел видеть копию Албазинского острога жилым, «живым» объектом. Это главный секрет успеха иркутских «Тальцов», я знаю в такие же примеры в Томске, Омске. В Белгородской области сделали белгородскую Засечную Черту, там вообще большая «движуха». На Дальнем Востоке ничего подобного нет, наш пример будет впечатляющим.

Здесь, в остроге нужны ярмарки ремесленников, продажа экопродуктов, можно сделать реконструкцию исторической кухни. У меня вообще была идея сделать русский острог и рядом - маньчжурская крепость, эвенкийская и даурская деревня, чтобы людям было интересно.

Мы думаем, чтобы ДВОКУ привлечь, «обживать» острог - чтобы курсанты могли в свободное время наряды нести в исторической одежде. Музейщики будут проводить экскурсии, а событийное наполнение будут обеспечивать клубы исторической реконструкции. В Благовещенске есть ребята, которые проводят фестиваль мечевого боя «Албазинский рубеж», который переедет в острог по завершении строительства. У нас готова концепция, мы ждем от министерства культуры и других ведомств активизации работ.

Есть костюмы, экспонаты, заказаны пищали. Все это можно будет трогать руками, это же реплики. Современный музей! Это будет точка соединения всех людей, которые интересуются историей России. Хорошее место отдыха, где можно узнать что-то новое, попробовать историческую кухню, купить сувениры, аутентичное, амурское.

Там очень хорошее транспортное сообщение - многие там проезжают на Мухинку, очень загруженная трасса Благовещенск-Свободный. Могут быть проложены туристические пешие маршруты, в ходе которых можно будет облачиться в реплики одежды, пройти до воды, сплавиться, как это делали албазинцы 350 лет назад. Это станет точкой притяжения для всего Дальнего Востока.

Пока объект находится на балансе ДВОКУ, после по замыслу, он будет переведен в министерство культуры. Задача губернатора Амурской области Василия Александровича Орлова - запустить историко-культурный комплекс в следующем году. Чтобы не было простоя, он должен начать функционировать. Проводка, освещение - все есть. Если дальше тянуть, недострой, еще не начав работу, уже будет требовать капитального ремонта. Кстати, на месте строительства установлено четыре веб-камеры, наблюдать за работами можно в режиме реального времени.

Справка:

Албазинский острог – крупнейшее поселение русских первопроходцев на Амуре во второй половине XVII века. Впервые Албазин упоминается в 1650 году, когда отряд Ерофея Хабарова занял на верхнем Амуре городок даурского князя Албазы. В 1651 году Хабаров, покидая острог, сжег его.

В 1665-1666 годах на территории острога обосновалась группа из 84 казаков и крестьян во главе с Никифором Черниговским. Эти люди убили на Лене в устье реки Киренги илимского воеводу Обухова, есть свидетельства, что за нехорошие дела. Царь Алексей Михайлович заочно приговорил Черниговского к смертной казни. Беглецы поставили на Албазинском городище острог, который стал единственным русским укрепленным пунктом в Сибири, построенным без царского разрешения. В 1672 году Черниговский с товарищами были прощены и поверстаны на службу в Албазинском остроге. Так единственный в истории Сибири подобный острог стал государственным.

В 1685-1689 годы албазинцы пережили две осады от маньчжур, а острог стал символом героизма и воинской славы.

По теме: Археолог Андрей Черкасов: «Как в Албазинском остроге нашли золото и колодец с вмороженными в лед сокровищами»

Археолог Андрей Черкасов: «Албазинский острог хранит много секретов, начиная с герба и печати»

С пушечным ядром в животе. Археолог Андрей Черкасов рассказал, какие драматические сюжеты скрывал Албазинский некрополь

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.