counter

Для мужчин я была полуобнаженным психологом: откровенное интервью благовещенской вебкам-модели (18+)

8 октября, 10:10
3407
0

Светлана (имя изменено – прим.ред.) несколько лет проработала вебкам-моделью, но однажды ушла из этого бизнеса. В студенческом возрасте она открыла для себя эту профессию и осталась в ней на 5 лет. Почему девушка пришла в этот бизнес, сколько можно заработать и из-за чего решила уйти, она рассказала Amur.life.

– Расскажи, как ты пришла к этой работе?

– В Благовещенск я приехала поступать в университет в 2013 году из небольшого села. Жила в общаге, конечно, денег не хватало иногда даже на еду, семья у нас небогатая, у меня два брата учились в школе, родители присылали мне по 1 000 рублей в месяц. Начала искать подработку в свободное от учебы время. Сначала работала в кафе посудомойкой, потом устроилась в один из салонов сотовой связи. Зарплата была в районе 10-12 тысяч рублей, работы много, я не успевала учиться. На третьем курсе устроилась работать официанткой. Там мы сдружились с одной из девочек, ей на тот момент было 25 лет, мне – 20. Мы с ней общались и вне работы, и однажды она рассказала, что работа официанткой – это лишь прикрытие для семьи и молодого человека, на самом деле она зарабатывает куда больше в онлайне вебкам-моделью. Я ничего не знала об этой сфере, вообще не знала, что это за работа. Но моя подруга рассказала подробно, а главное, что на этом можно зарабатывать очень хорошие деньги. Зарплата исчислялась в долларах. Я была скромной, наивной, простой девчонкой из деревни, которая просто хотела богатства и славы… Подруга, видя мое сложное материальное положение, предложила снять вместе с ней квартиру и начать работать. Ну и сказала, что научит меня всему, и я смогу наконец жить безбедно.

– Какие были условия?

– Основное условие – быть старше 18 лет, на сайты необходимо было высылать паспорт. Пригодилось хорошее знание английского языка и немецкого, на иностранных сайтах легче и намного больше можно зарабатывать. Раньше подруга сотрудничала с какой-то фирмой, но потом ушла из нее, набравшись опыта. Я не стала увольняться из кафе, но сократила количество смен. Когда я пришла в этот бизнес, конкуренция была не такая высокая, как сейчас. Необязательно было быть и красавицей, это, конечно, плюс, но не самый главный. Намного больше зарабатывают те, которые могут настроить на общение, которые знают языки и не стесняются работать на камеру. Также нужно было следить за собой. Маникюр, депиляция, макияж, прическа… Многие люди заходят на сайты не только поглазеть, но и поговорить, узнать что-то новое.

Подруга первый месяц мне во всем помогала. Она заняла мне денег на хороший ноутбук с камерой, купила свет, помогла подобрать несколько вариантов одежды, поделилась косметикой. Работать можно хоть круглосуточно, это твое право и желание. Первые дни я работала по 2-3 часа, потом стала работать больше.

– И как проходила работа?

– Когда я готова работать, то включаю компьютер, настраиваю свет, захожу сразу на несколько сайтов. Так начинается работа. Ты ходишь, танцуешь, раздеваешься. Делаешь все, чтобы с тобой захотели взять приват. И там уже твоя задача как можно дольше удерживать интерес пользователя. Каждая минута – деньги. Чаще всего приходилось снимать одежду, просили танцевать, но больше всего времени я разговаривала с людьми. Из странных запросов – вырвать себе клок волос, облизать батон. Непристойности делать тоже просили, в ваш формат такого писать нельзя (смеется). Но я такое не любила и поэтому не соглашалась. Хоть я и была вебкам-моделью, но я была против открытой порнографии. Я сама выбирала с кем общаться, и, если мне не нравился человек с той стороны – просто прекращала общение, нервы и моя психика были на первом месте. Возможно, соглашаясь на большее, можно было бы заработать больше. Но меня такое не устраивало.

– Было ли какое-то стеснение, боязнь, что кто-то из близких узнает?

– Стеснение и зажатость проходит в первые две недели. Уже на третьей неделе я не боялась танцевать перед камерой, говорила то, что просили. По поводу того, что кто-то узнает… А как узнают? В моей богом забытой деревне до сих пор нет интернета, о чем мы. Некоторые одногруппники знали, была пара близких подруг, которые тоже об этом знали и не осуждали, по крайней мере вслух. В России нас сравнивают с проститутками, хотя мало кто понимает, как работают модели на самом деле. Ну какая это проституция? Нет ничего общего с этим!

– Какие твои клиенты и сколько ты зарабатывала?

– Они все разные. Китайцы, американцы, немцы, французы, японцы, канадцы… Это основные мои «клиенты», да и клиенты… не нравится мне это слово, не знаю, скорее наблюдатели. Средний возраст – 35-50 лет. Моложе не было ни разу, самый возрастной зритель – мужчина в возрасте 62 лет, кстати, он был одни из самых щедрых постоянных зрителей, если не ошибаюсь, канадец.

В этой работе я много говорила с людьми на те темы, по которым им хотелось высказаться, и на этом зарабатывала. Выступала для них полуобнаженным психологом. Мы говорили об их семьях, многие, кстати были женаты или в отношениях, они рассказывали мне про свою работу, про проблемы и даже про домашних питомцев. Говорили обо всем и обо всех. Многие, особенно возрастные иностранцы, оставляли дополнительные денежные бонусы с фразами: «как жаль, что такому хорошему человеку приходится так зарабатывать». Там сидят разные люди, но мне как-то везло на адекватных людей, которым просто было не с кем поговорить.

Деньги получала разные. Пока училась в университете, то в месяц выходило 700 долларов стабильно. Когда закончила обучение и смогла работать больше часов, мой доход был выше. Знаю, что сейчас цены очень сильно упали, да и после локдауна стало меньше людей, которые там проводят время, а девочек все больше. До сих пор сижу в одном из чатов, многие уходят.

– Были ли какие-то минусы?

– Иногда мне казалось, что минусов больше, чем плюсов. И я ловила себя на мысли, что мне надо уходить. Но реальная жизнь с реальной работой меня просто пугала, я понимала, что мне нечего предложить людям. Один из основных минусов – мне казалось, что за мной следят. Знаешь, казалось, что меня, как личности, уже нет. У меня был сбит режим сна. Наверное, если бы родители давали достаточно денег или бы работа студентов оплачивалась выше, я бы сюда не зашла. Но сложное материальное положение толкнули сюда. Не знаю, оправдываю я себе или нет, но я не опускалась в низость. Больше всего я говорила с людьми, хотела им помочь не физически, а морально. Наверное, именно поэтому решила стать психологом.

– Когда и почему ты ушла?

– В этой индустрии я проработала около 5 лет. Мой молодой человек первый месяц отношений не знал, как я зарабатываю деньги. Когда я ему рассказала, он от меня не ушел, но сказал, что ему не очень будет приятно, если я продолжу этим заниматься. Мне было важнее сохранить здоровые отношения, тем более, что я сама от этого устала, мне хотелось чего-то большего. Поняла, что это был просто какой-то дурман. Мне были нужны деньги – я их получила. Сейчас у меня новый уровень, новые желания и амбиции. Хочу стать действительно хорошим психологом.

– Как ты в целом к этому относишься сейчас, спустя время?

– В этот бизнес идут девочки, которые были обижены чем-то, сейчас я говорю это больше как психолог. Недолюбленные, несчастные или те, которым срочно нужны деньги. Девчонки, которые работают или вдруг рассматривают это как профессию! Никакие деньги не стоят того, с чем вы можете там столкнуться. Все, кто находится там как модель и те, кто смотрят это – всем нужно к психологу. Не тратьте свое время на это, цените жизнь и несите пользу в реальности, так вы найдете себя.

От редакции:

Деятельность вебкам-моделей при её, имеющихся на первый взгляд плюсах, всё же имеет и значительные минусы, в числе которых возможность оказаться на скамье подсудимых.

«Помимо самого очевидного и относительно безобидное из возможных вариантов - состав административного правонарушения в связи с незаконной предпринимательской деятельностью, статья 14.1 КоАП РФ. В данном случае основное значение будет иметь систематичность извлечения доходов от такой деятельности. Если кратко, необходимо доказать несколько эпизодов возмездного оказания услуг за относительно небольшой промежуток времени и возмездный характер этих услуг. Что же касается уголовного наказания, то вебкам может иметь признаки преступления, предусмотренного ст. 242 Уголовного кодекса РФ – Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов. В данном случае будет иметь значение именно контент имеет ли он признаки порнографии или может быть отнесён к эротике, которая не охватывается составом по приведённой статье. В настоящее время преследование по статье 242 Уголовного кодекса РФ Вебкам-студий и их сотрудников не редкость. Это довольно сложный состав в части доказывания вины и объективной стороны преступления, но тем не менее девушкам-моделям следует учитывать, что они могут быть привлечены в качестве соучастников в преступлении наряду с организаторами», – разъясняет юрист Евгения Сидоренко.

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.