counter

Почему китайский опыт борьбы с бедностью неприменим в России, объяснила профессор МГУ

11 марта, 10:20
114
0
Почему китайский опыт борьбы с бедностью неприменим в России объяснила профессор МГУ
Фото: Amur.life

О бедности, о возможности применения в России китайского опыта борьбы с этим явлением, о помощи разным регионам РФ и о влиянии мегапроектов Амурской области на уровень жизни населения. Интервью со специалистом в области социально-экономического развития регионов, профессором МГУ Натальей Зубаревич опубликовали «Аргументы и Факты». На Amur.life фрагменты беседы.

«Китай заявил о победе над бедностью, сообщив, что за 8 лет из нищеты выведены 832 уезда и 128 тысяч деревень. В России список самых бедных республик и областей много лет не меняется. Почему?» – задал вопрос корреспондент.

«Политика китайских властей была направлена как раз на то, чтобы простимулировать экономическую активность в отстающих районах и дать населению возможность больше зарабатывать в малом бизнесе. Не думаю, что упор был сделан просто на увеличение социальных пособий», – ответила Наталья Зубаревич.

По ее мнению, китайский опыт вряд ли можно применить в России: «Бедность российская отличается от китайской. Власти КНР заявили сейчас о ликвидации крайней нищеты на том уровне, который установлен в этой стране (4 тысяч юаней в год, или около 3,8 тысячи рублей в месяц. – Ред). У нас же стоит задача понизить долю людей, которые находятся за чертой прожиточного минимума, рассчитанного по российским стандартам. Он в среднем по РФ составлял в конце 2020 года 11,6 тысячи рублей, а в отдельных регионах начинался с 9,1 тысячи».

Снижать уровень бедности в России не получается, в частности потому, что «российская система соцподдержки слабо ориентирована на помощь бедным. Малоимущим достаётся только четверть объёма пособий, а большая часть – ветеранам труда, инвалидам, чернобыльцам и другим категориям граждан, имеющим льготы вне зависимости от дохода», – объяснила профессор.

Б`ольшая помощь, по мнению Натальи Зубаревич, нужна людям, а не регионам. «Поддержка регионов – это финансирование образования и медицины, в какой-то мере – соцзащиты». Если территориям не давать дотации, они ни школы, ни больницы содержать не смогут.

«При этом, помогая людям, важно определить, кто действительно беден. А это адская проблема в нашей стране, где множество народа трудится в теневой экономике», – добавила профессор.

На вопрос «АиФ» – совпадают ли в России карта доходов населения и карта природных богатств – Наталья Васильевна ответила: «Только в нефтегазовых округах – Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском. А вот в Якутии, скажем, где масса разных месторождений, уровень бедности повышенный – 18 %. Бедность там концентрируется среди сельского населения, не участвующего в разработке природных ресурсов и часто вообще не имеющего достойной работы».

«… в Амурской области построены космо­дром, два трубопровода, строится крупнейший газоперерабатывающий завод, а люди по-прежнему ­уезжают. Почему?» – спросил корреспондент.

«Мегапроекты не так много людей могут обеспечить работой. На стройках газопроводов и крупных заводов работают в основном вахтовики. Местных разве что водителями берут. А когда новые промышленные объекты вводятся в эксплуатацию – контракты на их обслуживание чаще всего заключаются с приезжими специалистами, так как мало местных кадров.

Для той же Амурской области гораздо важнее увеличение посевных площадей под сою для продажи в Китай, чем сейчас занимается один крупный агрохолдинг. Это повысит заработки на селе. В Благовещенске, областном центре, важно развивать малый бизнес. Значит, власть должна дать ему больше свободы и помогать в кризисы», – ответила профессор.

И подвела итог: «Все рецепты оживления региональных экономик давно понятны. Но при этом, пока нет стабильного экономического роста в стране, ни один регион вперёд не выскочит».

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.