counter

«Сломал ногу в тайге, 150 километров едешь на олене, какая санавиация?»: эвенки высказались о законопроекте заксобрания «Об оленеводстве»

5 декабря 2020, 11:14
261
0

Эвенки Амурской области назвали «очень рамочным» законопроект «Об оленеводстве в Амурской области», разработанный в заксобрании. В отличие от других регионов, населяемых оленеводами, область никогда не имела подобного закона.

Пресс-служба законодательного собрания сообщила, что аграрный комитет изучил опыт других регионов России и решил разработать областной закон «Об оленеводстве в Амурской области». Текст для дальнейшей проработки эвенкийские общины получили после встречи с заместителем председателя комитета по вопросам аграрной политики, природопользования и экологии Анатолием Фесенко.

«Действующее федеральное законодательство специальных норм, регулирующих сферу оленеводства, не содержит. Однозначно, законопроект не может быть одобрен без согласования с теми, кто непосредственно занимается оленеводством. Предложения коренных малочисленных народов будут внимательно изучены совместно с профильными министерствами. Также проект направлен в органы местного самоуправления сельских поселений, на территориях которых преимущественно проживают коренные малочисленные народы Амурской области, занимающиеся оленеводством. Сохранение и поддержка этнокультурных ценностей коренных малочисленных народов Севера являются одним из приоритетных направлений законопроекта», – аргументировал необходимость встречи Анатолий Фесенко.

Присутствовавшие на встрече эвенки подчеркнули, что принятие такого закона назрело уже давно.

«Занятие оленеводством – это суровый каждодневный труд. Безусловно, мы хотим, чтобы вы конкретизировали комплекс мер государственной поддержки, возможность предоставления экстренной медицинской помощи оленеводам. Хочется, чтобы по месту ведения своей деятельности в случае какой-либо ситуации они могли получить соответствующую помощь», – прокомментировал представитель семейной (родовой) общины коренных малочисленных народов Севера – эвенков «Синкэн» (удача) Сергей Никифоров.

По итогу встречи решили, что представители общин проведут собрания в каждом поселении, где проживают эвенки. Совместными усилиями внесут предложения и до 20 февраля следующего года направят их в комитет. Представители отметили, что на сегодняшний день поучаствовать в обсуждении большинство людей не смогут, так как находятся в тайге. Поэтому и попросили сдвинуть срок принятия закона на начало следующего года.

Amur.life связался с представителями общин и выяснил, что они думают о содержании данного законопроекта и какие предложения будут вносить.

«Изменения нужно вносить не на уровне региона, а даже в федеральные законы об общинах. Общины являются некоммерческими организациями в отличие от КФХ. КФХ могут участвовать в программах господдержки, получать субсидии, беспроцентные ссуды, налоговые льготы. Община не имеет права заниматься коммерческой деятельностью. Им нужно продавать оленину, изделия из шкур, ягоды, при этом покупать ГСМ, продукты. Чтобы выжить, они бросают традиционный промысел и идут работать на вахту к золотодобытчикам. Золотодобыча сокращает пастбища и разрушает природу, дом, что противоречит убеждениям эвенкийского народа. Оленеводство вымирает. Нужно выносить оленеводство в отдельное направление и давать ему особый экономический статус с правами, как у других экономических субъектов», – рассказал член Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Приамурья Владимир Воропаев.

«Предложенный законопроект очень рамочный, поверхностный. В нем не отражены социальные гарантии оленеводам, например, экстренная медицинская помощь, выплаты. Мы же не в городе живем, где скорая помощь или больница в 10 минутах езды. Чтобы вызвать санавиацию в тайгу, нужно обзвонить всех, чтобы получить добро. Что бывает, если человек на охоте, например, ногу сломал или аппендицит прихватил? Бывает, на оленях до 150 километров на нартах его везут до ближайшего транспорта, а если лето – верхом на олене висит. Дальше на перекладных еще километров 150 до больницы добирается.

О субсидиях. В существующем законодательстве у нас есть только субсидия, что-то около 2 000 рублей в год, на одну голову оленя. В общинах у нас в среднем 150-300 голов. В общине несколько семей. Посчитайте, разделите на месяцы и на число людей и поймете, что выделяемой годовой субсидии для севера очень мало, это копейки.

А когда леса горят? Мы слышим, что тушат с самолетов. Но, когда возле твоего пастбища, возле оленей всё горит, ни один оленевод не ждет самолет, он начинает сам тушить пожар. Это ГСМ, техника. Поэтому нам нужна еще компенсация части затрат на осуществление пожарной безопасности, мы тоже спасаем лесной фонд.

Нужна компенсация на ветеринарные расходы – мы делаем оленям прививки, проводим лечение. На обновление основных средств нужна субсидия –это, в первую очередь, техника для передвижения. Нужны какие-то дополнительные социальные гарантии, отдельные льготы по роду деятельности.

В других регионах все это есть. Надо, чтобы эвенки, наша молодежь хотели быть оленеводами», – рассказала Вероника Драй, глава Усть-Нюкжинского сельсовета села Усть-Уркима.

Все подряд
По рейтингу
Развернуть все
Добавить комментарий
Авторизуйресь, чтобы оставить комментарий.